Учебники Онлайн


24 Напряженность как предпосылка и следствие конфликта

В психологии напряженность рассматривают как один из психических состояний, возникающий в процессе деятельности в сложных условиях, когда человек оценивает ситуацию как такую, которая может закончиться для нее неблагоприятно. Сере ед факторов, порождающих напряженность, выделяют конфликты мотивов, ценностных ориентаций и целей личности, а также межличностные конфликты. В межличностных отношениях возникновения конфликта время то предшествует ухудшение отношения, напряженность в отношениях. Одних людей такая ситуация мобилизует, вызывает боевое рвение, в других ухудшает работоспособность, вызывает заторможенность или импульсивность п овединкы. Если стороны получают искаженную информацию о слова и поступки друг друга или одна из сторон ведет себя грубо, бестактно, то напряженность может быстро перерасти в конфликт даже, кол и нет настоящей расхождения интересов. В процессе конфликта и после его завершения напряженность основном сохраняется недоверие и враждебность к другой стороне после окончания конфликта продолжаются дов е, если сторона оценивает свои потери в конфликте как значительнаязначні.

Одним из факторов, влияющим на степень возмущения социальным неравенством, является, по мнению российского социолога. Л. Гордона, привычность или необычность такого положения вещей. Констатируя, что социальная дифференциаций ция в. России 90-х годов XX века была чрезмерной, неэффективной и недемократической, он замечает, что дифференциация и в советском обществе не была справедливой или умеренной, поэтому больше, чем раньше, на пруженисть такого возмущения во многом обусловлена ??именно ее необычностью. Состояние удовлетворения, считает. Л. Гордон,"достигается только тогда, когда весь жизненный уклад соответствует привычным, в значительной мере неусвидомлю. Юван, подсознательным представлениям о должном, о правильном, добром. Между тем механизмы массовой (и индивидуальной) сознания устроены так, что основные представления формируются в начале жизни (на ета пи первичной социализации). Поэтому ощущение необычности жизнеустройства и порождаемое им недовольство будут в определенной степени рассеяны в массовом сознании, пока не произойдет смена поколений"[51, с 53, с. 53].

По мнению. В. Агеева,"социальная несправедливость так или иначе связана с различиями в социальном статусе, возможностях и престиже различных социальных групп"[1, с 13]. Если статусные различия есть закон нным или воспринимаются как законные, то ощущение социальной несправедливости, по мнению. Агеева, не возникает. Так же его не возникает, когда дискриминирована группа не имеет возможности сравнить собственное положение с тем, что есть"наверху"Именно к такому варианту стремятся, по мнению. В. Агеева, все узурпаторы, все авторитарные и тоталитарные режимы. Так была организована империя инков, этим путем шла партийно-бюрократич на элита в советской империи (закрытые распределители, государственные дачи, 4-е медуправлиння, санатории, кремлевская школа для своих детей и т.д.). Итак, ощущение социальной несправедливости зависит от взаимо мозвьязку двух параметров: 1) законность статусных различий между группами, 2) очевидность этих различий для членов как высокостатусных, так и низко-статусных групп (табл. 21табл. 2.1).

Таблица 11 (. В. Агеев, 1990)

Законность статусных различий между группами

Очевидность статусных различий между группами

Ощущение социальной несправедливости членами ннзькостатусних групп

+

+

-

+

-

-

-

+

+

-

-

-

Только при условии, когда существование и незаконность статусных различий становятся явными, очевидными для дискриминуемого группы, возникает чувство несправедливости. Но это чувство создает лишь потенциал напряженно ости, который может перейти в реальную напряженность, а может сопровождаться"массовой апатией населения, безверием и цинизмом, пессимизмом и потерей идеалов"[1, с 199).

О переходе социальной напряженности в конфликтные действия есть разные взгляды. Н. Смелзер считает, что основным здесь является формирование"обобщенного представления", которое получает выражение в травле"козлов отпущения", на которого рых возлагается ответственность за социально-структурные несогласия. По мнению. Р. Дарендорфа,"взрывы происходят, когда возникает малейшее изменение - искра надежды, искра гнева, или часто оказывается слабость можно власть имущих, или намечается политическая реформа"Возможность вертикальной и горизонтальной мобильности, по мнению. Р. Дарендорфа, всегда уменьшает конфликтный потенцииенціал.

Интересно, что достаточно близкое мнение в своеобразной форме выражает российский автор. А. Агеев, когда утверждает:"Парадокс, но и факт: от"социального взрыва"страну надежно гарантировал беспорядок, царивший в ни й, или, цивилизованно говоря, социально-экономическая и политическая нестабильность, которую все наперебой проклинали. А также общая - сверху вниз - коррупция. Бардак - лучшее лекарство от революции"Дал и. А. Агеев, почти за. Р. Дарендорфом, объясняет, что в период нестабильности появляются новые шансы социального продвижения:"Раньше было понятно: элита замкнута, и путь к ней только один - через партийно-комсомольско-советско-гэбэшная линию. А сегодня в элиту можно попасть десятками различных путей, она принципиально незамкнутая и нестабильная:"из грязи в князи"попасть так же легко, как с"князей"н. Азад"в грязи""Поэтому социальный"взрыв"возможен в будущем, когда нестабильность закончится и общество жестко структуруеться:"Первая предпосылка возникновения взрыва - наличие определенного порядка, же орсткои структуры- наявність певного порядку, жорсткої структури".

По мнению украинского социолога. Н. Паниной, вероятность массового участия населения в различных акциях социального протеста (т.е. конфликтный потенциал) увеличивают"такие характеристики социальной ситуации и и политической культуры населения:

1. Высокий уровень неудовлетворенности населения условиями жизни (прежде всего - материально-экономическими)

2. Усиление недоверия к официальным структурам власти и политических лидеров

3. Низкий уровень политической вовлеченности - участия населения в легитимных формах общественно-политической жизни (членство в партиях, общественно-политических движениях, ассоциациях, участие в выборах, контакты с п представителями власти и др..).

4. Низкий уровень политической активности - ощущение человеком невозможности законным (легитимным) путем влиять на социальные процессы и политические решения, затрагивающие ее непосредственные интересы"[137, с 2 299].

Учет наряду с неудовлетворенностью условиями жизни недоверия к власти, привлечение к легитимных форм общественной жизни и ощущение невозможности влиять на политические решения нам представляется абсолютно. Кстати лением и важным для составления законченной картины ситуации, которая содержит конфликтный потенции.

Еще на один важный аспект проблемы обратил внимание американский психолог. Р. Стагнер, который сформулировал правило, степень насилия в конфликтных ситуациях является функцией от интенсивности мотивации [134, с 155]. Например, по результатам одного из исследований стереотипов, ученики американских колледжей воспринимают турок как необразованных, жестоких и ненадежных, не проявляя к ним никаких агрессивных побуждений что объясняется нехваткой конкуренции, связанной с важными моментами власти, благосостояния или безопасности. В то же время насильственные конфликты преимущественно связаны с серьезными мотивами, касающиеся экономичным их и политических моментов. С точки зрения. Р. Стагнера, существуют три основных измерения конфликта: эмоциональная интенсивность, поляризация мышления и степень реализма / невротизма в восприятии конфликта эмоциональную. Интенс тивность межэтнического конфликта можно оценивать по частоте и жестокостью конфликта, а также можно исследовать индивидуальные установки участников конфликта. Поляризация мышления проявляется в увеличении"черно-белых"суждений и растет с интенсификацией конфликта. Поляризация действует как фильтр, отсеивает компромиссные и умеренные позиции, оставляя участникам ориентацию только на победу как единственную форму за завершению конфликта. Относительно реализма / невротизма, то автор считает, что некоторые конфликты являются реалистичными, тогда как другие являются невротическими по происхождению, т.е. такими, которые основываются на мифах, а не на реальных эк ономичних, политических, военных и других интересах. Примером минимально реалистического конфликта, по мнению. Р. Стагнера, является. Фолклендского конфликта между. Великобританией и. Аргентиноа. Аргентиною.

Смягчение конфликта (уменьшение его эмоциональной интенсивности и минимизация полярного мышления) обычно сдерживается тем, что. Стагнер называет"культурной шизофренией", которая проявляется в тенденции этнического ческих групп достигать целей, исключающих друг друга [134, с 157]. Например, американские евреи хотят выглядеть лояльных американцев, а не иностранцев, и одновременно стремятся сохранить групповую идентичность и свою, отличную от господствующей в. США, культуру. Чернокожие американцы стремятся высокооплачиваемой работы, настаивая на сохранении своего стиля жизни, идиоматические языка и других поведенческих характеристиках ик, которые могут быть препятствием в трудоустройственні.

Р. Стагнер предлагает гомеостатических модель, по которой индивид участвует в конструировании стабильного окружения таким образом, чтобы события в окружении были предсказуемы. В связи с этим индивид может высоко цинув ваты свою нацию или иную социальную группу как чрезвычайно важный сектор своего окружения и мобилизовать силы для защиты этого окружения. Частью стратегии защиты становятся такие искажения входного информа ции, позволяющие осуществлять эффективную защиту. Конфликт с этой точки зрения является проблемой конструирования социальной реальности. Зарождение и развитие конфликта связано с попытками индивидов, у которых вине кло негативное восприятие другой группы, убедить членов собственной группы в обоснованности этого отношения. Желание контролировать не только свое восприятие, но и восприятие других является очень распространенной чертой,, по мнению отдельных американских авторов, может быть ключом к пониманию конфликта. Интересно, что контроль за восприятием считают атрибутом современной власти и некоторые российские социологи частности, по словам. Д. Дондурея:"Власть - это прежде всего право на интерпретацию реальности. Иными словами, власть - это телевизор, который практически смотрит ежедневно 92% населения страныня країни".

Американские специалисты из межкультурных и межэтнических отношений. Дж. Бухер и. Д. Лэндис считают, что конфликт на почве языка, религии, внешности, убеждений и обычаев может стать основным источником напря ужености в мире. Они выделяют такие темы как основные для межэтнических конфликтовів:

1. Межгрупповые различия, стереотипы, этническая идентичность

2. Вопрос владения землей и проблемы соотношения статусов иммигрантов и коренных жителей

3. УЧАСТИЕ внешних сторон. Источники современных конфликтов часто вытекают из действий и политических решений колониальных времен

4. Неравномерное распределение власти и ресурсов. Особенно этот вопрос становится острым, когда стороны конфликта занимают одну и ту же территорию

5. Язык и языковая политика. Конфликты могут возникать вследствие угрозы права использования родного для группы языка или из-за появления языковых барьеров в коммуникации между этническими группами

6. Религия. Различия в религиозных верованиях часто были в истории человечества источником межгрупповых конфликтов [134, с 158-162]

По мнению польской исследовательницы. Я. Круликовский, готовность принять участие в социальном конфликте и быть в нем организатором, участником или свидетелем проявляют люди, отождествляют себя с делами, составляют предмет спора и подвержены воздействиям, способных обеспечить достижение сформулированных лидерами целей. В процессе конфликта им присущ особый настрой, в котором активность и отвага соединены с моральной сверхчувствительностью и нетерпением. Участники убеждены в том, что история предоставила им единственный шанс для осуществления фундаментальных изменений в структуре социального мира эмоционально ангажированности и мобил изации больших масс людей способствует легкомысленное отношение к интеллектуальных и организационных возможностей той группы, которая была носителем власти и охранником старой системы [58, с 71. 71].

Взрывные конфликта может способствовать опубликование информации, которая компрометирует чиновников, демонстрирует их некомпетентность и отсутствие оснований для сохранения ими привилегированной позиции в обществе

Профессор. Гданьского университета. К. Подоских в статье"Специфика противоречий и конфликтов в период системной трансформации в. Польше"выделяет как важны такие противоречия переходного периода:

- стремление получить доступ к политической власти на центральном, региональном и локальном уровнях политическими партиями, организациями и социальными группами;

- противоречия между собственниками производственных предприятий и учреждениями обслуживания и занятыми на этих предприятиях рабочими;

- несовпадение интересов производителей пищевых продуктов и потребителей;

- несовпадение интересов работников и безработных;

- усиление тенденций к проявлению противоречий и конфликтов, связанных с различными толкованиями общественного и частного интереса лицами, осуществляющими власть, с одной стороны, и руководителями учреждений и предприятий-с другой [58, с 73].

Многочисленные негативные примеры практики разрешения конфликтов в. Польше в 90-х гг, по мнению автора, обусловленные некомпетентностью, вспыльчивостью, убеждением в собственном высоком назначении и правоте, небаж желанию учитывать мнение других, неумением решать серьезные проблемы - чертами, характерными для лиц, составлявших тогдашнюю политическую и экономическую элиту.

Возвращаясь к теме социальной стратификации общества и влияния существующей стратификации на социальную напряженность и конфликтный потенциал, нам кажется достойной внимания точка зрения российского специалиста. Есть. Есть. Кузнецова, который считает:"Сейчас общество делится не на"рабочих","крестьян"и т др. (первое грубое приближение советской эпохи), а на тех, кто: а) не может или не хочет терять социально-профессиональные н авичкы, б) готов быстро перемещаться в пространстве профессий и специализаций и в) тех, кто смог один раз переквалифицироваться и уже вполне обосновался в новом. В каждой из этих групп также двойной разделение на тех, кто потерял, и тех, кто улучшил благосостояние в результате реформ ни странно, но перемещение между этими группами небольшое, а сами собой структуры достаточно статичны и стабильные"Здесь мы имеем еще одно подтверждение тому, что в период социальной трансформации социальная напряженность имеет мало шансов перейти в серьезные беспорядки, поскольку активная и способная к организации коллективных действий част ина населения (потенциальные лидеры) получает шанс реализовать свои амбиции в других сферах. Конечно, активные есть и среди тех, кто"не вписался"в новые социальные условия, но есть основания полагать, что это в значительной степени"психически больные люди, увлеченные идеями социального переустройства, а чаще - стремлением побыть на виду. Конечно, все многообразие общественно-политических движений нельзя сводить к психиатрии. Но учитывать эти факторы необходимо", - считает. С. Рютин. Правда, существует попытка теоретически обосновать роль социальных девианта в осуществлении революционных действий. По мнению российского радикала. Е. Лимонова,"наиболее революционным типом личности является маргинал: странный, не-устроен человек, которая живет на краю общества, талантливый изувер, фанатик, психопат, неудачник. Не следует думать, что таких - слишком мал в, чтобы хватить на революционную партию. Это целый социальный слой"О распространенности этого типа, то имеющиеся в Украине и в. России экстремистские партии и движения являются организациями-лилипутами, что косвенно зап еречуе тезис. Е. Лимонова о массовости революционных маргиналов время мы согласны, что такой тип существует и должен быть учтен в прогнозе вероятности протестных действий. Так же и лица, склонные к насилию для которых участие в протестных действиях - это средство самоутвердиться, найти социальную идентификацию, принять участие в приключенийальну ідентифікацію, взяти участь у пригоді.

Такие люди способны создать событие, которое становится для группы символической, играет роль катализатора в переходе от мирного протеста к участию в насилии. Часто таким событием является столкновение со стражами порядка, в которой милиция (полиция) оценивается как символ общественных невзгод. Когда начинается непосредственное соприкосновение толпы с милицией, усиливается солидарность в каждой из групп и предрассудки относительно другой группы"поведет инка чужой группы оценивается как провокация, как покушение на достоинство своей группы, а на следующем этапе этот процесс повторяется в другой группе"[199, с 38]. В условиях анонимности массы склонность к насилию растет. Со стороны участников акций протеста анонимность усиливается принадлежности к толпе, со стороны милиционеров - шлемами, щитами и защитная одеждаодягом.

Итак, для прогнозирования актов гражданского неповиновения в определенном городе, селе, на предприятии следует знать общий фон, на котором принимаются решения (кризисность ситуации и уровень напряженности), способность во протестантов к координации действий и получения поддержки от какой-то группы (криминальные действия в. Сумгаите в 1988 г оказывали около 50 человек, которых сопровождала толпа в несколько сотен человек, одобрял эти действия), а также иметь психологические (патопсихологическое) портреты лидерев.

Социальную напряженность в обществе можно сравнить с температурой тела человека. Эта температура несколько отличается при измерении различных участков кожи, она зависима определенным образом от температуры воздух ря, его влажности, от одежды. Известно, происходящие физиологические колебания температуры кожи в течение дня. Температура внутренних органов различна и зависит от интенсивности биохимических процессов, я ки в них происходят. У здоровых людей может наблюдаться постоянное повышение или понижение температуры тела в пределах 0,5 градуса время нормальная жизнедеятельность человека возможна лишь в диапазоне киль. Кох градусов. Повышение температуры более 40-41 градус опасное и сопровождается тяжелыми последствиями для организма. При большинстве воспалительных и инфекционных заболеваний происходит повышение температ. Ури (а еще некоторые инфекционные заболевания характеризует определенная динамика изменения температуры тела) - так это имеет важное диагностическое значениеначення.

Так же уровень социальной напряженности является важным диагностическим показателем здоровья или болезни общества. Рост социальной напряженности более определенный уровень является свидетельством нарушения гомеостаза соке иально системы, (аналогично повышение температуры тела) может быть обусловлено различными причинами. Нормальный социальное развитие происходит в пределах определенного диапазона социальной напряженности и под ибно до того, как температура отдельных органов тела является важным фактором диагностики их состояния, так же социальная (социально-психологическая) напряженность в социальной группе (жителей определенного региона национальной или профессиональной группы и т.д.) является важным диагностическим показателем, который должен использоваться при разработке мероприятий"лечения"социальной болезнейоби.

Таким образом, можно различить три типа напряженности: социальной, социально-психологическую и психологическую - по принадлежности к разным субъектам. Социальная напряженность является характеристикой состояния общества (а или общины) в целом, социально-психологическая - состояния социальной группы, психологическая напряженность - состояния индивида. Поскольку о психическую напряженность мы не упоминали в нашем обзоре, напомним: ее опре деляют как психическое состояние, обусловленное предвосхищением вероятности неблагоприятного для субъекта развития ситуации. Характерным примером такой напряженности предэкзаменационного состояние студента, не уверенности ного в своих знаниях. В отличие от этого, напряженность в группе обусловлена ??чувством социальной несправедливости и может быть измерена таким показателям, как доверие членов группы к органам власти, готовн ость их к участию в акциях протеста тощтощо.

При этом мы считаем целесообразным различать потенциал напряженности и протестный потенциал. Первый определяется параметром удовольствия-неудовольствия социальной ситуацией, второй - активностью недовольно ених, их оценкам возможных последствий этой активности (шанс изменить ситуацию к лучшему и шанс пострадать как участнику акции протеста), а также наличием и широтой возможностей улучшить собственное жи ття за счет вертикальной и горизонтальной мобильности есть чем менее вероятным представляется нам возможность победить существующую несправедливость и чем вернее есть наказание за активность, направленную против определенных носителей или институтов власти (в частности наказание за участие в легитимных формах протеста), тем пассивнее ведет большинство людей. Также существенно смягчает протестный потенциал возможность"с делать карьеру","перейти на другой (лучше) место работы","начать собственный бизнес","выехать на заработки","получать"левые"подработки"и т.д.. Активность можно оценить по готовности участвовать в п ротестних акциях, возможные последствия своей активности - также получить методом опроса. Таким образомя.. Таким чином,

где. ЧП - протестный потенциал;. Рн - уровень напряженности;. Г - готовность к участию в акциях протеста;. ОН - оценка последствий участия в протестных акциях;. СШ - самооценка шансов улучшить свою жизнь без ко онфронтации с властями.

На наш взгляд, индекс протестного потенциала может исчисляться для целостной сообщества (коллектива) - например, для работников предприятия, жителей села или города (местной общины), национальной меньшинства, проживающего компактно. Числовые значения протестного потенциала, свидетельствующие о конфликтной ситуации, должны быть получены экспериментально время переход протестного потенциала в протестные действия и характер этих действий (легитимные или нелегитимные формы протеста) зависит не только от величины протестного потенциала, но и от уровня политической вовлеченности и политической активности, наличия сил ьних лидеров факторов ситуативного плана (влияние новой информации, провокационные действия другой стороны, представление о возникновении"окна возможностей"(ситуации - или сейчас, или уже никогда) и т.д.о).